... есть люди, которые родились не там, где им следовало родиться. Случайность забросила их в тот или иной край, но они всю жизнь мучаются тоской по неведомой отчизне. Они чужие в родных местах, и тенистые аллеи, знакомые им с детства, равно как и людные улицы, на которых они играли, остаются для них лишь станцией на пути. Чужаками живут они среди родичей; чужаками остаются в родных краях. Может быть, эта отчуждённость и толкает их вдаль, на поиски чего-то постоянного, чего-то, что сможет привязать их к себе. Может быть, какой-то глубоко скрытый атавизм гонит этих вечных странников в края, оставленные их предками давно-давно, в доисторические времена. Случается, что человек вдруг ступает на ту землю, к которой он привязан таинственными узами. Вот наконец дом, который он искал, его тянет осесть среди природы, ранее им не виданной, среди людей, ранее не знаемых, с такой силой, точно это и есть его отчизна. Здесь, и только здесь, он находит покой.

17.06.18

В поисках состояния, которого никогда не испытывала, я встретила тебя. Спокойного и уверенного, нежного и заботливого, сильного и надежного. А главное, такого родного. Необъяснимое слияние душ. Мы знали друг друга всегда, вчера и завтра, в прошлых и будущих жизнях, одно мгновение и целую вечность. В твоих объятиях время замирает, мысли останавливаются, исчезают внешняя суета и внутренняя тревога. Остается только спокойствие. Удивительное, уверенное во всем спокойствие. Ты научил улыбаться без повода, дышать по-новому, свободно и полной грудью. Смотреть, видеть, чувствовать, мечтать. Делиться мыслями и впечатлениями. С тобой уютно молчать и говорить без слов – глазами, прикосновениями, дыханием, присутствием. Ты показал, как люди могут чувствовать друг друга, не говоря друг другу ни слова, находясь рядом или на расстоянии тысяч километров, во сне или в суете дня. Очень проникновенно, точно, внимательно, не упустив главного. Всегда.. Наверное, именно этого состояния я и искала – такого, в котором есть ты.

17.06.18

Я читал много книг, но тебя я прочесть не смог. 
Я писал много строк, но тебя написать нельзя. 
Просто ты каждый раз появлялась под эпилог, 
Независимой тенью сквозь строчки мои скользя. 

Я чертил на стене путь от комнаты до тебя, 
Рисовал твои руки на жёлтых страницах книг, 
И ужасно боялся нечаянно потерять 
Эту хрупкую связь, 
Возникающую на миг. 

Снова выучив буквы, я тщетно слагал слова: 
Получалось лишь имя, 
Звучащее как табу. 
Видно, формулу счастья случайно настиг провал, 
Ибо счастье моё умещалось в цепочке букв. 

Я любил тебя? 
Может быть и любил. 
Но не так, как народ любит музыку и вино. 
Если я был ранением, ты была – белый бинт, 
Между жизнью и смертью связующее звено. 

И от этой любви можно было сойти с ума.
От себя самого навсегда совершить побег. 
И я дал себе слово: за месяц создать роман,
Где не будет ни строчки, 
Написанной о тебе. 

Я творил день за днём, 
Я писал обо всем подряд, 
Мой роман превращался в бессмертную ленту слов. 
Так прошло сорок дней. И однажды под вечер я 
Окончательно понял: роман, наконец, готов. 

Но когда я открыл его, сделав глубокий вдох, 
Залегла сеть морщин в уголках потемневших глаз. 
Ведь на каждой странице, 
Исписанной от и до, 
Было имя твоё, повторенное сотни раз.

В. Листомиров

17.06.18

И вроде бы привыкаешь, и вроде бы уже не так страшно, но почему-то все чаще стараешься убежать от себя. Гонишься за чем-то, суетишься, занимаешь себя делом, а потом всего на мгновение останавливаешься, и холод одиночества накрывает душу с новой силой. Улыбки прохожих, подбадривающие слова знакомых — в этом счастье, но только совсем мимолётное, незначительное, крохотное. И тянешься неуверенными ручонками за лишним куском тепла, и ищешь в глазах искреннюю привязанность, но встречаешь лишь безразличие и скрытое: «Я буду помнить тебя лишь одну зиму». Говоришь что все равно. Говоришь не тоскуешь, а сердце волком воет от одиночества и атомной боли. Пытаешься найти свой путь, но блуждаешь по тупикам. Хочешь хоть что-то значить, но по- прежнему остаешься лишь призраком. привязываешься не в То время. Мечтаешь о невозможном и отвергаешь реальное. Живешь чувствами и ломаешься от любого неосторожного слова. Зарываешься в угол и наблюдаешь за всем со стороны, потому что здесь тебе нет места. Потому что ты лишний.

17.03.18

— Ищи себя. 
Однажды утром ты поймешь, что твой любимый цвет белый. Что зеленый чай вкуснее черного. Рассвет нравится больше, даже если ты спишь в это время. Почему эта фотография твоя любимая, а песня напоминает о друге. Эмоциональность привилегия. Даже если не умеешь танцевать, но ты хотя бы пытаешься. Окажется, что ты силен в географии, искусстве или математике. Йога увлекательное занятие, а французский стоил времени [ а может это был немецкий, подумай об этом ]. А после, одиночество не угнетает, а помогает успокоиться. Дождь с грозой намного лучше солнышка. Слушать аудиокнигу в маршрутке приятнее чем музыку. Ты не можешь выбрать между котом и собакой, лететь или плыть на катере. Однажды поймешь, что ощущаешь больше чем окружающие, и самокопание не такое страшное дело как кажется. Без книги ты никуда не выходишь, даже если она просто лежит в рюкзаке сзади. Тебе покажется занятным, что в космосе столько неизвестного как и на дне океана впрочем. Вдруг захочется научиться писать двумя руками одновременно или жонглировать. И всё это нормальное явление, потому что ты ищешь себя. Не останавливайся.

17.03.18

Те, кто разыгрывает невинность, — невинны менее, чем кто бы то ни было. Вы сможете распознать таких людей по тому, что они выставляют напоказ свои моральные качества, щеголяют благочестием, демонстрируют исключительное чувство справедливости. Но присмотритесь к ним — они более других искушены в науке действовать исподтишка.

17.03.18

Нельзя уйти от своей судьбы, — другими словами, нельзя уйти от неизбежных последствий своих собственных действий. 

14.12.17

не переживай. 

переживёшь. 

12.12.17

чем больше времени ты проводишь в одиночестве, тем сложнее впустить нового человека в привычную и до тошноты размеренную жизнь. эдакое состояние полной наготы: страх окутывает сознание, и в этот самый момент ты уязвим как никогда. 

 

начинаешь продумывать каждый последующий ответ, тщательно подбираешь слова, панически боясь случайно оступиться и приоткрыть собеседнику чуть больше дозволенного. а вдруг он узнает о твоих шрамах, которые ты всячески прятал под одеждой; вдруг не поладит с внутренними демонами, которые периодически сбивают с правильного пути и всеми силами тянут вниз; вдруг ненароком нажмёт на те рычаги, которые ни в коем случае нельзя было трогать, и снова тянущей болью отзовётся где-то слева? 

 

ты не готов выйти из зоны комфорта. состояние “тотального вакуума” стало твоей второй кожей, которая не чувствовала прикосновений, от которых перехватывало бы дыхание, долгие 1095 дней. тебе кажется, что лимит на чувства давно израсходован, и больше нет ни времени, ни сил, ни желания строить что-то там, где однажды всё с оглушительным треском рухнуло. 

 

ты робко делаешь шаг вперёд, а после тысячу назад, убеждая себя в том, что так будет правильнее. а может, просто спокойнее/ привычнее/ удобнее и без лишних потрясений? 

 

но знаешь, тот, кто уже падал однажды, не нуждается в страховке.

10.12.17